Будь как Стивен …

8

Невзирая на то, что с первого класса исходной школы я был обязан принять роль в очень неискусном фарсе, который другие привыкли именовать «изучением математики», даже сейчас у меня есть неувязка с подсчетом незапятнанного оклада и поиском того, какая ипотека разрушит меня больше всего. Я подозреваю, что это связано с тем фактом, что я провел огромную часть собственных уроков по арифметике, спрятанных за книжкой на последней лавке, мое лицо было приковано к блокноту, а изо рта стекала струйка слюны.

Несколько моментов, когда я бодрствовал, я предназначил рисованию мочи в тетради друга либо игре с ним «им», что по драматичности судьбы обучило нас педагогу польского языка (Дело? Я так не думаю).

Последствия моего математического невежества все еще видны сейчас. Естественно, как и большая часть людей с неуввязками умножения, я скрываю утверждение о том, что я имею гуманистическую природу — но все показывает на то, что это просто значит, что мой мозг работает так же отлично, как оператор слепого экскаватора с эпилепсией.

Если б я был вправду таким гуманистом, которого я пробую позировать, я бы по последней мере знал, в какие сроки приближается Ренессанс. Меж тем я могу сказать самое большее, что в этот период люди носили глуповатые шапки и расстреливали друг дружку из любви.

Ворачиваясь к самой арифметике — как я уже гласил, математика — бездушная дама. Не терпит даже мельчайших ошибок. Если вы стукнули быка в эссе о том, что некий юноша стреляет друг в друга в манжету, то в худшем случае кто-то сочтет вас дислексиком (в мое время это произнес кретин), и мир простит вас.

Либо он считает это проявлением восстания против репрессивных норм и шаблонов цивилизации, после этого он объявит вас создателем нового направления в искусстве и приведет к тому, что после вашей погибели нарисованная вами моча продаст по несколько пузырей каждый.

Но, если вы введете хотя бы одну крохотную запятую во время математических вычислений, все пойдет к черту, тогда и в вашу квартиру попадут CBA, Кшиштоф Рутковски и Збигнев Лужинский из программки «Внимание», которые зададут вам странноватые вопросы о ваших деньгах и номере телефона Збигнева Крёчина. ,

Так как, будучи ребенком с математической инвалидностью, я был должен издержать много времени на внеклассные занятия и репетиторство, я сознательно проводил его, бегая по полю, натыкаясь на различные вещи на велике и падая на лицо комичным образом (что, кстати, не посодействовало сделать лучше математические характеристики моего мозга) , В один прекрасный момент я так очень именовал бетон, что под воздействием ударной волны мозг практически вышел из моих ушей. Мне вправду подфартило, что у меня сейчас нет мопса.

Либо канализационные колодцы.

Да, в моем случае было бы еще безопаснее посиживать целый денек на книжках типа «И ты можешь стать Стивеном Хокингом», но я подозреваю, что для заслуги уровня, который позволил бы мне даже провести отдых без стресса в Лидле, мне пришлось бы издержать хотя бы половину собственного юношества на книжки.

Но, если б заместо того, чтоб бегать по полю, я практически посиживал над книжками, через некое время я смотрелся бы как юношеская версия Войцеха Манна. Да, толстых малышей точно сложнее похитить, но я боюсь, что достоинства этого типа позы завершаются.

Не считая того, в итоге все более и наименее впечатляющих падений на рожу мои шансы стать новым Стивеном Хокингом были несравненно выше, чем в этом случае, если б я целый денек посиживал на книжках и ставил запятые не в подходящем месте.

Если б вы могли созидать, как я подтвердил существование гравитации, вы могли быть удивлены моей мамой, что она вообщем выпустила меня из дома без этого огромного резинового шара, в каком люди катались за средства на примыкающем озере.

Потому я предпочел иметь препядствия с добавлением, но я издержал много времени на то, что доставило мне самую большую удовлетворенность и позволило мне развить другие способности, которые ценны для меня. К примеру, лазать по деревьям, строить прыжки на велике с кучи листьев и кусочков старенькой фруктовой коробки либо поджигать мешок с собачьей какашкой за дверцей соседа.

Ворачиваясь к сущности темы — я в один прекрасный момент упомянул, что математика очень принципиальна для авто индустрии. Если б не было, у нас не было бы совершенно настроенных подвесок, припаса вращающего момента и верно функционирующих дворников. Но сейчас, лежа как обычно под моим Фордом и задаваясь вопросом, как сварить другой элемент стрингера, чтоб не лишать себя бровей, я сделал вывод, что эта математическая неэффективность также имеет много преимуществ.

Задумайтесь сами — если б я мог добавить для себя несколько цифр, я бы издавна сделал вывод, что то, что я делаю, совсем глупо. Я не мог жить с пониманием того, что баланс не совпадает, и каждый злотый, потраченный на этот старенькый автомобиль с откидным верхом, причинит мне боль больше, чем удар в промежность.

Я бы начал выбирать гросик охлаждающей воды и китайские восстановленные шины. А позже я купил бы какой-либо корейский компакт с движком с турбонаддувом и пивной педалью газа и аккуратненько, как при помощи отвертки, настраивал головку на моем древнем Commodore.

Я бы стал монстром.

Статистическая, крепкая борзая, покупающая брючный костюмчик в Ашане.

Кто знает, может быть, даже эти люди из опроса позвонят мне?

Либо кто-то из Фамилиады будет задавать мне вопросы о ламах и овцах на улице.

Более того — я подозреваю, что я бы также отнесся к вашей деятельности, связанной с покупкой разных типов деталей для тюнинга, за какую я вас начал бы непереносить. Я бы также позаботился о бюджете и моей будущей отставке, потому я бы высказался за создание дополнительных камер контроля скорости и установление ограничений скорости, чтоб взнуздать вашу финансово неэффективную перестрелку.

И как пенсионер в час пик он ехал на автобусе безвозмездно за картошкой.

На другой конец городка, так как там есть несколько копеек дешевле.

В ближайшее время все социальные кампании призывали молодежь выбирать четкие направления, но я вам кое-что скажу — такие дурачины, как я, время от времени тоже полезны. Может быть, мы не сможем выстроить будущее, но мы, естественно, знаем, как сделать его мало красочнее.