Древняя машина сейчас страшный наркотик

12

Из первых лет, проведенных за рулем моей своей машины, я, сначала, помню, как обширно осознавал удовлетворенность и беззаботность (как мне кажется, как из-за наличия водительских прав, так и из-за обычного интеллектуального уровня, сосредоточенного на сиськах и ралли ребенка, которым я тогда был).

Вы понимаете, как это было — днем получить малыша, приобретенного за 800 злотых, дозаправиться за 20 злотых и пойти в школу либо на работу, временами стреляя по углам со сцеплением и переключая передачи с точным скольжением.

Наклоненное треугольное окно, свежайший воздух по утрам и рыхлость на руле …

Время от времени я оставлял его на тротуаре в центре, время от времени я шел, чтоб забрать друзей с вечеринки в примыкающем городке ночкой, либо я прогуливался с Изой на озеро, чтоб похохотать над некими из опьяненных, спотыкающихся рыболовов.

И всегда, но это всегда было не плохое время.

Всякий раз, когда я оказывался кое-где, я ощущал сожаление, что мне пришлось уйти и заняться кое-чем другим, не считая вождения (почти всегда я всегда задумывался только о том, как круто было бы иметь возможность прыгнуть за руль и возвратиться вспять).

Я также помню, как в один прекрасный момент нес гигантскую ванную комнату моего малыша на крыше. В другой раз я установил в нем летное сидение, приобретенное на примыкающем металлоломе (и эта модификация была настолько же важной, как и движок подкачки для 5-литрового битурбо) — хороших два месяца я не мог глядеть на это, хотя на пассажирской стороне было два сожженных отверстия …

По последней мере, один раз в неделю я также наносил лак на лак, невзирая на то, что малыш был малость похож на крысиный жезл.

Через некое время его слой стал так толстым, что даже если б гнилостной малыш сгнивал, другие окна прилипли к нему.

Сидя вкупе с друзьями в моем гараже, я подкрасил пороги, смеясь над шуточками о пукающем выстреле и потягивании прохладного пива. Я так нередко обменивал водителей, которые были оторваны от стрельбы из сцепления, что я держал их пятилетний припас в гаражном шкафу. Я также использовал использованные коробки либо белоснежные диски Fiat Cinquecento, окрашенные на заднем сидение, которые я время от времени брал у сломанной раллийной машины 1-го из моих коллег.

Много раз я впадал в сугробы, буксировал других испорченных детей среди ночи либо умолял полицейских закрывать глаза на отсутствие треугольника и белоснежных цветов задних габаритов (которые, как мне казалось, были стилистическим шедевром, немного добавленным четырнадцатью лошадьми).

Я жил этим старенькым, вялым ребенком, точно так же, как мои друзья жили их — эти машины просто пахли летом, а лето в то время было прекраснее, чем когда-либо.

Солнце, празднички и неконтролируемые промахи по запятанным грунтовым дорогам. Совместные поездки на озеро, набивка шезлонгов под фронтальным клапаном и пуск мотора с метлой, когда трос стартера опять оборвался …

Когда-то я даже был в поездке по Лодзи, невзирая на то, что в случае с моим малышом средний пробег без отказа водителей составлял около 4 км. Попутно, потому у меня было больше пит-стопов, чем у Феррари за весь сезон F1, и все таки почему-либо я не лицезрел в этом никаких заморочек.

Более того — я услаждался этим, так как машина была тогда кое-чем неплохим, крутым и захватывающим сразу.

Но на данный момент все разваливается. Везде всераспространенные камеры контроля скорости, зоны платной парковки, измерение скорости секций, ремонт дорог, укрепленных узенькими и конусными дорожками, будто бы уплотнитель заполнителя эксплуатировался самим отцом …

Драгоценное страхование штатской ответственности, запреты, ограничения скорости, увеличение и дополнительные сборы.

Зоны ограниченного движения, пороговые значения выбросов, нормы выбросов выхлопных газов и другие документы, которые нужно заполнить.

Мне жалко гласить, что с каждым деньком ​​все в большей и большей степени срывается с авто индустрии, что как и раньше отличает ее от домашней техники и электроники. Особенность заменяется стандартизированными нормами. Глобализация делает следующие модели автомобилей схожими на близнецов Олсен.

Свобода, предлагаемая 4-мя колесами, разрушена поочередными, все более абсурдными правилами и ограничениями.

Неотклонимый ESP. Темные ящики. Автономное управление всем вероятным.

Я понятия не имею, куда это идет. Я не знаю, буду ли я в эти пятнадцать лет, входя в гараж, глядеть на собственный 328 с радостью либо нескрываемой грустью о том, что его эра прошла и мне не удалось ее приостановить. Я сожалею, что то, что я когда-то так кропотливо пропагандировал, было потрачено впустую бездушной, жаждущей средств системой.

Возьми свою машину сейчас для недлинной поездки.

Не обыденным методом работы либо покупок, а поездкой. Только ты и он.

Для городка, для центра — это не принципиально.

Просто услаждайтесь поездкой опять. Поверните туда, где асфальт кажется вам в особенности гладким и интригующим. Отыскиваете незнакомые дороги, садитесь в поворот перед поворотом, потом посидите незначительно перед домом и поглядите на этого ублюдка, который украл ваше сердечко.

Развивайте свою страсть.

По последней мере, никто не отнимет ее у нас.