«Эффект бабочки» либо о станциях техосмотра с несколько другой точки зрения

10

Любые сходства с реальными персонажами либо событиями полностью случайны. Все имена, места и даты — литературная литература и несколько бутылок портерского пива. Никакое изменение слова «это» не предназначено. Колонка была испытана на животных.

Они им не нравились.

6 января 2014 г., 9:43, около Живца

Когда синий Опель Astra появился в черном гараже, вся комната практически сходу заполнилась запахом масла и кипящей охлаждающей воды на выхлопе. Снаряженный усами и синим самозваным инженером-специалистом по имени Анджей, со вздохом он вынул свои изношенные голубые штаны, потом, почесавшись в канаве, сел в машину и покатился на роликах, применяемых для измерения силы торможения. Он запустил двадцатилетнее устройство, вероятнее всего русского производства, а потом начал проводить очень подробные технические тесты.

Колеса завертелись, счастливо поскрипывая с герметичными подшипниками, потом заблокировались, и автомобиль с визгом колес соскользнул на право, прямо на пол, выровненный грязной плиткой.

Красноватые числа появились на отчасти спаленном мониторе, который Анджей проигнорировал, очевидно смущенный поиском под его ногами жаркой кнопки, которая только-только свалилась с приборной панели. Синий Опель двинулся вперед, и испытание началось опять — сейчас Анджей с грацией опытнейшего онаниста потянул руку — но, оказалось, что это никак не связано с задними колесами, так как машина даже не двигалась. Но его можно каким-то образом подключить к электронной установке, так как в то же время подсветка часов погасла.

Господи, у меня уже куплена новенькая линия — дом в доме, и мне необходимо пойти к зятю, чтоб сходить на канал, — спросил обладатель развращенных синих движимых продуктов, робко разбирающихся в дешевеньком вине.

Анджей вздохнул небережно и, решив простить себя далее, по его воззрению, бесцельные тесты эффективности тормозной системы, перебежал на последующую позицию для проверки провисания подвески. Через некое время, когда движок прогрелся, запах газа, дешевеньких сигарет и охлаждающей воды был добавлен запахом газа, выходящего из потрескавшихся шлангов системы СНГ.

Атмосфера становилась все более ирреальной. Часы, висячие на стенке, поспешно отсчитывали последующие секунды, воздух приобретал серо-синий цвет, и волнистые революции заставляли старенькый «Опель» звучать как тантрическая мелодия с далекого востока, звенящая клапанами.

В тумане, как будто лесная нимфа, таинственный усатый инженер-охотник царапает тут и там.

Через некое время этот спец, снаряженный только грязной мастерской и своим мужеством, отправился в казематы грязного сервисного канала в поисках зазоров в подвеске и наизловещей коррозии. При помощи проф, узкоспециализированного инструмента, известного обычным людям как ковш для шин, он согнул немного натянутые рычаги управления и отмеченные ржавчиной управляющие кулаки.

Когда он был уверен, что сломанные болты прослужат незначительно подольше, до того как фронтальные колеса сорвутся с машины, он выскочил из канала и начал свою речь словами: «Сэр, я буду трахаться с вами, так как я не член, но вы там на сто процентов облажались».

Потом он подошел к столу, накрытый сухим кофе, и положил в кармашек 100 злотых, которые появились на нем при неустановленных обстоятельствах. Он наклеил подобающую печать, а потом осторожно добавил в голосе: «И возьми кластер с кое-чем, что в дверцах есть дыры, так как, если ты, блядь, будешь в беде».

Через несколько мгновений очевидно удовлетворенный шофер, у которого была новенькая печать и свидетельство о регистрации, покинул дымный гараж и направился к собственной квартире в нескольких километрах. Он был счастлив, что ему не придется следить за хоть какой станцией управления либо мастерской в ​​течение будущего года.

8 января 2014 года, 15:25, Бельско-Бяла

Старенькый Бмв припарковался у больших ворот, ждя собственной очереди. Снежинки падали на раскаленное стекло, превращаясь в мелкие блестящие капли на свету. Тишь снутри была нарушена только звуком повторяющихся дворников, убивавших то и дело этот снежный спектакль. Когда ворота раскрылись, машина ворвалась в высшую комнату, залитую галогенными огнями.

Через некое время водительское сидение было заменено диагностом, одетым в голубую форму по имени Гжегож, который без излишних слов начал инспектировать последующие составляющие. Когда машина врезалась в ролики, покрытые грубым покрытием, он изо всех сил надавил на педаль тормоза, и машина выпрыгнула из направляющих на только-только вымытый пол. Через некое время диагност Гжегож повторил обследование.

Улыбающаяся дама со необычной стрижкой вышла из стеклянного кабинета в то время, спрашивая, не желает ли обладатель машины случаем сесть и испить кофе. После того, как он обходительно поблагодарил, она возвратилась за своим подозрительно незапятнанным столом и возвратилась к просмотру фото с смешными кошками в Вебе.

В то время диагност Гжегож оглядел тормоза задней оси, эффективность амортизаторов и фонарей, включая противотуманки, установленные в фронтальном бампере, и очень раздражающий гудок. Потом он открыл капот, обошел машину в поисках вмятин и трещинок в бамперах, а потом начал инспектировать букет выхлопных газов, используя шланг, вставленный в выхлопную трубу.

Странноватое устройство прямо из серии «For Good and Bad» отрадно лопнуло и вывело на экран калоритные числа, непонятные обыкновенному смертному.

Диагност Грег кивнул в символ одобрения, а потом вынул кнут из ручки рядом с устройством собственной сестры, который, разумеется, употреблялся для поиска газовых отложений.

В течение не плохих нескольких минут он кропотливо осматривал моторный отдел, отслеживая каждый шланг с упрямством русского лазутчика. В конце концов, убедившись, что установщик знал, зачем использовались червячные ленты, он проверил номера кузова и проверил движок на наличие утечек.

Прошли добрые 20 минут с того времени, как древняя Бмв вошла в гараж, и обладатель медлительно начал сожалеть о том, что не избрал отвратительный кофе от дешевенькой кофеварки. Он начал задаваться вопросом, может ли он избрать странноволосую даму, выглядывающую из-за остекления. Тогда, когда он помыслил, этот непростой вопрос о Бмв появился на домкрате, и гидравлическая система домкрата попробовала отодвинуть фронтальные колеса от него. Тем временем диагност Гжегож бродил со своим неописуемым светодиодным фонариком в руке и забавно пел песни, которые никто из числа тех, у кого был проигрыватель, не сумел бы опознать.

После проверки задней подвески и шин он вышел из-под автомобиля и разбудил владельца, спящего на некий случайной машине. Сделав самое суровое и проф выражение, которое он мог для себя позволить, он произнес: «Все замечательно, стоит посмотреть лишь на правый конец стабилизатора, так как он, возможно, немного ослаблен. И эти колеса так вписываются в контур — вы могли бы пошевелить мозгами о том, чтоб растянуть колесные арки, если желаете так кататься », — добавил он через некое время. Потом он оборотился на каблуках и направился к машине, которая полчаса вспять выплюнула стопку карточек формата А4, написанных разными иероглифами.

«У этого ухоженного человека вправду есть этот игрушечный автомобиль», — произнес он небережно, и обладатель очевидно обрадовался этой внезапной похвале, покрасневшей, как китайская клубника, под пластмассовый брезент.

В конце этого принципиального действия диагност Гжегож вручил обладателю зияющего кучи отпечаток, а потом подошел к даме, наблюдающей за кошками, с просьбой ввести в компьютер несколько кислых вещей, которые она очевидно не понимала.

В 15:52 старенькый Бмв покинул диагностическую станцию ​​со свежайшим штампом и файлом распечаток, которые безотрадный обладатель сумеет носить со своим очевидно незаинтересованным партнером.

12 января, 17:32, Вилковице, государственная дорога № 69

Военно-морской флот Опель Astra, остановленный для обыденного осмотра дорог, стоял на обочине дороги, в то время как полицейскому, очевидно тоскующему в его земном существовании, инспектировали все документы, приобретенные от водителя в полицейской машине. В ожидании доказательства от команды он поглядел в окно на машину, стоящую на обочине дороги.

Он смотрелся полностью нормально. Невидимая Астра, сотки которой проходят мимо него каждый денек. Единственное, что заинтересовало, — это изношенные колпаки, немного помятое крыло и волнистый порог. «Наверное, слякоть», — помыслил он, потом возвратился к просмотру смятого регистрационного свидетельства. В документе была новенькая печать технической экспертизы, и страховая квитанция казалась идеальной. Когда по радио зазвонил глас диспетчера, в каком говорилось, что с машиной и водителем все в порядке, полицейский смиренно вздохнул, а потом надел очень плотную кепку и поспешно перетаскивал в сторону военно-морского «Опеля», улучшая по последней мере размер очень огромных штанов.

В глубине души он возлагал надежды, что он окажется в машине с богатым прошедшим либо, по последней мере, повторным водителем-правонарушителем, который, возможно, нес в машине похищенное строительное оборудование.

Меж тем он практически слышал взмахи крыльев уходящего приза.

Он опять поглядел на страшно грязный Опель, и все загадки в его голове образовали единое целое. Автомобилем управлял 50-летний обладатель, имеющий водительские права более 30 лет. Машина была не очень старенькой, и в ней не было никаких тюнинг-дополнений. Технический тест не так давно прошел через это.

«Мистер шофер, все в порядке. Пожалуйста, документы и добрые пожелания». он вышел с очевидно принужденной вежливостью, потом оборотился и расслабленно пошел к полицейской машине, спрятанной за наклонным забором.

Тогда, когда военно-морской Опель покинул гравийную сторону, с другой стороны, приближалась удивительно коренастая Бмв. Полицейский сразу пришел в себя — не задумываясь, он прыгнул на край дороги и, с возрастом налаживая движение, размахнулся, как Агнешка Радванска, приказав водителю Бмв тормознуть рядом с полицейской машиной.

Очевидно радостный, он поторопился к остановившейся машине, а потом приветствовал водителя в монологе с очевидным акцентом словестно «старший претендент» и «контроль».

Получив документы на автомобиль, старший соискатель немедля проверил реальность полиса штатской ответственности и штампа технической экспертизы. Это было изготовлено не так давно, но, в конце концов, не с такими цифрами — он уже знает, как обращаться с обзорами таких изобретений.

«Они должны в конце концов добраться до чертовых исследовательских станций», — поразмыслил он с таким гневом, что большая пульсирующая вена высунулась у него на лбу.

Он передал документы партнеру, ожидающему в полицейской машине, а потом приступил к процедуре осмотра автомобиля, которая скоро выявила такие очевидные недочеты, как пониженная подвеска, семнадцатидюймовые колеса и двойная выхлопная труба заводской системы выхлопа. Бдительный взор старшего претендента не улизнул от спортивного руля и «всех этих глуповатых спойлеров», не считая полицейского жаргона, также известного как заводской м-пакет.

После более либо наименее ежечасной проверки технического состояния, включая даже проверку давления воздуха в шинах и проверку утверждения предупреждающего треугольника, старший претендент решил сохранить свидетельство о регистрации, так как, по его воззрению, автомобиль представлял огромную опасность для других участников дорожного движения — приемущественно из-за спортивного кожаного руля с одобрением в арках колес серийных колес.

Эпилог

В то время, когда полицейский договаривался с водителем о том, чтоб не останавливать документы, в дюжине либо около того километрах от военно-морского флота Опель Astra по неведомым причинам выехали на обратную полосу, а потом врезались в правый Форд Mondeo.

Семья из 3-х человек и менеджер Опель Astra были убиты на месте.