Группа B — последняя надежда населения земли

11

Я не знаю о вас, но мне вправду нравится использовать все чувства, которыми наделила меня Природа. Наконец у меня две руки (хотя обе остались, но всегда), немного стройный нос (который, я надеюсь, обоснован каким-то геном с рецессивным отношением — если моя дочь когда-либо унаследует такую ​​ересь от меня, я не избавлюсь от нее из дома) , глаза и несколько других девайсов, благодаря которым я могу извлечь все выгоды из этого мира и избежать притаившихся на меня угроз, таких как ножевые бои, перестрелки либо даже вешние акции распродажи в Орсе.

Но, невзирая на то, что у меня есть миллионы сверхчувствительных рецепторов под кожей, зрение (когда я надеваю очки), слух, который позволяет мне оценить вращающий момент после шума панорамирования, и мелкие пальцы, которые натыкаются на всю вероятную мебель ночкой, я понимаю, что Я издавна растерял способность использовать эти достоинства (ну, не считая тех пальцев).

Удостоверьтесь сами — на теоретическом уровне мать-природа предоставила мне слух. Когда я был молодее, да, я нередко использовал его по предназначению. Я использовал его, к примеру, для прослушивания звука ветра, танцующего в коронах придорожной акации. Лежа на лугу и смотря на небо, я слушал, как кузнечики играют концерт, как некий полевой оркестр. Я услышал треск сломанных ветвей, когда группа оленей либо кабанов шла вслед за черной линией деревьев.

Я также помню, как из-за угла стояли на трассе Vistula Rally выстрелы, производимые исступленной поддержкой старенького турбокомпрессора Ланцер. Еще через пару минут после ралли у меня заорали уши, и запах горючего раздражал мой нос.

А сейчас?

Ну … сейчас у меня слух только две главные функции. В режиме ожидания он слушает слова «ужин» и «я положил» в воздух и активирует правую руку, когда революции начинают приближаться к 7 тыщам.

Жизнь и время, проведенное на земной грязищи, привели к тому, что большая часть функций, которые мне не необходимы были во взрослой жизни, просто пропали. Evolution делает свою работу и равномерно ограничивает то, что мне не надо, чтоб переключать телеканалы и платить налоги. Я не думаю, что я помню запах расцветающих акаций больше. И это невзирая на то, что на улице, где я живу, их достаточно много. Но почему я говорю об этом подабающим образом — вы помните, как круто было когда-то проехаться по всему микрорайону на велике, который вы получили для причастия от дяди Зенона?

Каким незапятнанным и лишенным ереси, когда вы держите руки на руле, вы ощущали каждую неровную поверхность и каждый камень, лежащий на дороге.

Более того — когда вы очень доверяли этому чувству контроля над миром, вы могли даже ощутить холодное прикосновение асфальта при прохождении через управляющее колесо, выбитое на дорогу, полностью воздействуя на лицо. Но тогда никто не сетовал непосредственно — они засунули зубы в кармашки, распрямили руль и продолжили движение. Пытаясь преодолеть арку на полянке поместья, я разрезал высокоскоростную дорогу в березу, растущую на наружном извиве, никто не добивался созыва комиссии по расследованию и вмешательства президента Соединенных Штатов.

Никому не пришла в голову мысль поставить символ, запрещающий заднему колесу скользить, либо прикрепить ограничители скорости к великам, чтоб предупредить подобные аварии в дальнейшем.

Кормушка для птиц отразилась на его лбу, и килограмм грязищи в его зубах был достаточным уроком — человек, охотно либо невольно узнавший, что не прекрасно играет, и в последующий раз было бы целенаправлено поработать над ним незначительно.

У всех это было в пятой точке, так как такая жизнь, и ты должен обучаться на таких ошибках. И сейчас я спрашиваю себя — в какой момент что-то пошло не так, что сейчас члены приходского совета могут воздействовать на ограничения скорости, а производители автомобилей обязаны собирать системы, которые должны ограничивать роль человека в том, чтоб посиживать на стуле? Где на земле население земли совершило ошибку, что сейчас, заместо того, чтоб придерживаться самых здоровых и обычных методов образования и развития, чтоб избежать ошибок прошедшего, оно стремится ограничить свободу и необходимость мыслить как можно больше?

Говоря для себя и нам, что это все для нашего блага и блага наших малышей.

Будто бы, возвратив деток из школы, ради их блага мы заперли их в подвале, чтоб защитить их от педофилов, озоновой дыры и безумцев, которые ездят по поместью на Мазда MX-3 со скоростью 50 км в час.

Это бред.

В Seat, который водит мою прекрасную половину каждый денек, они установили целую колонию подушек безопасности (временами я чувствую, что они множатся), ESP, Абс, KGB, FBI и электроусилитель руля, который делает вождение малость схожим на игру на подводном пианино в бассейне, заполненном бигосом.

Автомобиль так абсурдно изолирует водителя от происходящего на дороге, что иногда у вас может сложиться воспоминание, как будто мы сидим по телеку и играем в какую-то игру среднего свойства, прикрепленную к детской газете. Я подозреваю, что, если б я изловил какое-то проскальзывание на городской дороге, я вызнал бы об этом, только когда пришел в сознание, и замечательный пожарный попробовал бы вынуть мои ноги из кучи подушек безопасности и кусков страшно мягенькой обивки, используя круглую пилу.

Все сводится к тому, что человек начинает относиться к для себя как к необходимому злу и слабенькому элементу всей этой головоломки.

Когда-то у человека была наибольшая надежда. Ему давали инструменты, которые он мог использовать, чтоб получить познания и сделать лучше свои способности. Он рассматривался как неотъемлемый и важнейший элемент автомобиля, и сейчас делается все, чтоб свести его роль к абсолютному минимуму.

Поглядите, как смотрелся автоспорт в 80-х. Группа B была так абсурдно безумной, что часто имело значение не только лишь технические способности того, как большими были яичка, и есть ли у их финская сису в крови. Безумные люди, такие как Уолтер Рорл либо Ханну Миккола, благодаря собственной решимости и таланту, могли играть с богом, обманывая навязанные ему законы физики.

Правила, эталоны безопасности и технологии имеют такое огромное значение в спорте, что сейчас шофер больше похож на талисмана, схожего на мортышку, играющего с ярким управляющим колесом на удовлетворенность журналистам. Борьба происходит в зонах обслуживания, лабораториях и боксах, и то, что происходит на трассе, по сути является только следствием того, что люди, играющие после нескольких часов в Word of Warcraft, были расстроены на собственных компьютерах.

Разработка делает нас глуповатыми.

Это делает идею наслаждения от вождения автомобиля уступить параноидальной заботе о безопасности и желанию производить контроль над нашей жизнью сверху вниз. Я знаю, это звучит мало похоже на теорию комплота, но я просто знаю, что если я когда-нибудь доберусь до собственного отпрыска и желаю обучить его, как водить машину, он будет ограничен показом ему, где находится кнопка ВКЛ и где ввести адресок Я желаю войти

Я не знаю, как вам, но для меня это стращает больше, чем апокалиптические видения прямо из Матрицы …