Искусство компромисса

8

Когда дело доходит до страсти, всегда тяжело отыскать разумный компромисс меж желаниями и здравым смыслом в широком смысле (либо способностями, так как это не то, с чем мы сталкиваемся в большинстве случаев).

Похлопочите о для себя — я пару лет водил старенькое купе в конфигурации, аналогичной другим автомобилям, и таковой же комфортабельной, как пребывание в черном австрийском подвале перед лицом ночи, проведенной в пятизвездочном отеле в Париже. И все таки я все еще чувствую такую ​​дыру в собственном сердечко, так как я знаю, что если б я не был таким мягеньким пельменем, я мог бы сделать этот автомобиль еще больше злым и бескомпромиссным ублюдком.

Дело в том, что мне бы очень хотелось иметь такие истинные огнедышащие гонки в клеточке, стройное тело и конкурентоспособные девайсы.

И ездите на нем каждый денек, как обычный Януш с чистокровными усами и бомберскими брюками.

Естественно, я понимаю, что втиснуться в жесткое ведро и стукнуть головой в клеточку всякий раз, когда мне приходится прыгать в магазин за куском варенья либо опилок для хомячка, будет малость проблематично.

Но, так как, как и вы, я принадлежу к той социальной группе, которая пукнет, она испускает запах спаленного сцепления — мне просто все равно.

Это достаточно таинственно, так как, смотря на других людей, я прихожу к выводу, что с течением времени мне необходимо больше двигаться по другую сторону шкалы — по последней мере, это было бы здравым смыслом, инстинктом самосохранения, личным очарованием и другими вещами, которые Мама Природа забыла оснастить меня.

Из моих наблюдений следует, что такая «нормальная» взрослая жизнь должна быть назад пропорциональна объему выхлопа, который человек устанавливает в свою машину.

Другими словами — если у вас есть выброс с поперечником дна от банки в вашей Honda, а катализатор был выброшен 3 года вспять, то вы, вероятнее всего, 18-летняя сутенерка по имени Себастьян, вам нравится ворачиваться к управлению и всегда заправляться за 20 злотых. И если у вашего выхлопа есть поперечник соломинки для напитков, то у вас, возможно, не настолько не мало времени осталось …

Удостоверьтесь сами — я не знаю о вас, но когда моим друзьям и мне было восемнадцать, не было таковой вещи, как очень звучная система выхлопа для нас.

Моя фиеста взревела так безжалостно, что, когда я уходил с утра на работу, об этом знали даже люди, живущие на другом конце городка. У нее не было обивки. У нее не было радио. У него не было половины электронной установки, так как это было ненужно, потому я отключил его.

У нее ничего не было.

И когда она была влажной, она растеряла сцепление на трёх и выплюнула огнь из выхлопа — так что, согласно моей системе ценностей, это была полностью блестящая машина.

В один прекрасный момент, случаем, я случаем застрелил кошку с вертлужной впадиной.

При запуске мотора я был должен открыть окна, по другому звуковое давление порвало бы мою голову. А позже, спустя годы, я не знал, почему меня волновал шум и тот факт, что после нескольких км я не мог нормально гласить, а только орал всем.

Не то чтоб я был в особенности злым либо нахальным — я только-только оглох от этого урчания и стрельбы.

Потому, когда появилась возможность, я купил машину, которая не пробовала сломать мне голову всякий раз, когда я желал ехать мало резвее, изогнутый поворот. Так что в теории я стал обычным гражданином с годами.

И так как у меня было ужасное раскаяние из-за этого, я сразу купил нижнюю подвеску, новый выброс и спортивный руль на Allegro. Потом я поменял эту машину на ту же с более массивным движком, а потом я поменял движок на еще больший. И я купил нить. И выдыхать еще громче.

Я дурачина, но я ничего не могу поделать — что я собираюсь делать. Длительное время я пробовал выработать компромисс в отношении моего 328i. Вот поэтому этот автомобиль сейчас припоминает лоскутное одеяло различных стилей, которые пронизывают мою голову. С одной стороны, у меня есть кожа, салон с обогревом и кондюк, но с другой — на кресле есть подвязки, а на спинке дивана — пара перчаток.

С одной стороны, у меня есть уникальные, специально предназначенные диски, но с другой — за ранее просверленные диски, спортивная подвеска и проставки.

С одной стороны, я стараюсь сделать этот автомобиль не стыдным под неплохим рестораном, а с другой, без жертвоприношений, временами использую его, чтоб взбираться на горы, падая с дороги, поворачивая вокруг собственной оси и назойливо снимая повороты.

Если б вы узрели, как ужасна краска, вы бы схватили свою голову — и все таки я боюсь дать машину художнику, так как я знаю, что буду сожалеть о том, что загружаю ее в поворотах, как ранее.

Эта машина — один большой компромисс.

Но я взрослею, чтоб в конце концов собраться и наметить ценности.

У меня есть мысль.

Как и все прошлые, так скоро вы сможете ждать от меня некий определенной глупости.