Красноватый — часть 1-ая

8

Шум улицы медлительно проникает через город, исчезая за стенками сероватых домов. Он течет в ленивом ручье на тротуарах и в парках, а потом преобразуется в резвый поток. Стремительная река главной магистрали городка дополняется звуками рогов и истощений. Непрекращающийся поток фар — поток несущихся тел автомобилей, несущий свечение янтарного света фонаря кое-где впереди, к горизонту и за его пределами.

Старенькый замок гордо стоит на кирпичной стенке, следя за всем с очевидным равнодушием. Он дремлет, когда мимо его достойного лица проезжают машины.

Движение кажется маленьким, но узенькие, покрытые дождиком улицы центра отлично замедляют все, что происходит вокруг. Они собирают машины на перекрестках, не позволяя им очень очень разбегаться. Каверзная поверхность ожидает минутку невнимания. Ключи меж бамперами в поисках другой жертвы.

Я включаю сигнал поворота, когда машина останавливается перед ярко-красным маяком, и ритмичный тик начинает отсчитывать в последующие секунды. Через некое время зеленоватая стрелка мигает, потому я тихо веду домкрат к месту первой передачи и отпускаю сцепление.

Кросотка с узкой линией начинает медлительно катиться к улице, которая темнеет в мгле.

Фонари маячат на блестящей крышке мотора. Вспышки фар, как огни, пляшут по всему кузову автомобиля, который будет двигаться, подчеркивая его чувственные извивы и арки. Через некое время он исчезает в тени …

Снутри царствует тишь — в динамиках звучит мягенький глас Тони Беннетта, что делает черный спортивный интерьер внезапно очень комфортным. Выброс мягко бормотает, лаская уши тонкими нотами, а указатель тахометра вяло движется по янтарной шкале …

Лениво взбирается, чтоб свалиться через некое время, когда коробка сцепляется с другой передачей.

Вы не сможете скрыть, что он родился практически 20 годов назад. Аналоговые ручки климат-контроля либо экран компьютера с разрешением в пятнадцать пикселей располагают его еще поближе к компьютерам и пиджакам Atari с подушками, чем к iPod либо светодиодным фарам.

Я свободно отпускаю руль, и Бмв поправляет колею, набирая скорость.
Работает отлично. Это не поражает внезапными шагами. Никаких опасных ударов либо потрескивания обивки.

В каждом ее движении есть страсть и упрямство, которые поддерживали меня в трудные моменты процесса его реконструкции. Любая капля масла и крови, упавшая на пол гаража. Руки порезаны, мускулы утомились от нескольких часов усилий и бессонных ночей. В каждое движение дроссельной заслонки тиканье клапана и шум колеса — часть моей жизни. Все эти вечера провели в гараже … Сотки часов посвящены поиску решений для следующих задач. Бутылки диетической колы и сотки шоколадных батончиков, чтоб облегчить утомление денька.

Моменты сомнения и мои мелкие победы.

Издавна закончил быть автомобилем … Кавардаком болтов, гильз и проводов. Она стала частью моей жизни — членом моей семьи.
Часть меня.

Я осторожно притормаживаюсь, приближаясь к последующему перекрестку, и ровненьким движением поворачиваю вправо, приводя руль в правильное положение. Я толкаю акселератор посильнее, и спина начинает скользить своим своим методом. Расслабленно и гладко … Я немного прижимаюсь и еще посильнее затягиваю газ, чтоб очень прирастить этот узкий скольжением. Старенькый Бмв, даже скользя боком посреди рокота панических шин, делает это с неописуемой грацией.

Без лишней стрессовости и плебейских кликов.
С классом, которого не хватает многим младшим и поболее резвым товарищам …

Через некое время красноватые авто фары мигают рядом со мной, и очередной сигнальный сигнал душит прентки. Я нажимаю на тормоз и плавненько катаюсь на шнур бампера. Когда над головой вспыхивает спасительный зеленоватый свет, я сходу бросаю две, потираю руку указателем поворота и посильнее нажимаю на педаль газа. С резвым прыжком я прыгаю на левую полосу, пытаясь вырваться из этой тяжело скользящей массы серо-серых кузовов автомобилей.

Торопитесь!
Рано!

Зря, но …

Наизловещий красноватый сигнал опять вспыхивает перед маской, будто бы для того, чтоб ругать нас за эти вредные поступки.

Город не в ее пользу. Ее дом — горные дороги и широкие вихри — тонкие арки и трудности в глубине тени бамбуковых лесов.

Да, мой дорогой …

Я отвезу тебя домой сейчас.