Легенда бренда

6

Некие люди желали о квартире с видом на море. Другие о прекрасной юный блондиночке, а другие — о потертой шестерке в тотке. Волосатый мистер Казио из 4 собственных жизней вздыхает за плакат с Памелой. Bączykowa из клеточки рядом с ним просматривает маркетинговые книжки IKEA, нетерпеливо думая, будто бы она устроила эту красивую дубовую кухню, если у нее была большая квартира либо, для собственного дома бога.

И они живут как жуки в собственных крохотных мирах, смотря в замочную скважину на вывешенных на щитах маркетинговых щитах, опасаясь надавить на ручку. Либо, может быть, не желает этого делать, так как это востребует от их определенных усилий и самоотречения.

Но может быть лучше посиживать бездвижно в этом изношенном и пахнущем кресле горечи, в черной квартире, покрытой сигаретным дымом, как ноябрьское небо с тучами …

DemptD, возможно, заполняет меня опять и опять тем, что я опять пишу о Бмв, но что мне делать, если я втюрился в эти три буковкы, которые так очень обернуты вокруг сине-белого пропеллера.

Для неких эти 3 буковкы — просто кусочек листового металла, 4 колеса и мало обивки. Автомобиль как хоть какой другой.

«Я бы даже предпочел Мерседес», — гласит кто-то. «Или ауди» добавит другой глас. Очередной избрал бы новый венчик из салона, так как он экономичен, у него есть гарантия и превосходные системы, наименования которых обычной смертный не помнил.

И для меня эта марка — мечта моего юношества, которая, невзирая на гневные нападки на здравый смысл и забвение многих резолюций и желаний тех лет, когда я поднялась над столом на вытянутых пальцах, сохранилась и до настоящего времени.

Остался доволен.

Стоя у красноватого света и через окна, доносящиеся из барабанов дождика, объявляя о моем влажном присутствии, я смотрю на спортивный руль и три обыкновенные буковкы, выгравированные на блестящей эмблеме, занимающей королевское место в интерьере с темными тонами.

Я осторожно провожу пальцем по блестящей поверхности, будто бы ждя возникновения джина с 3-мя желаниями на выбор.

Жалко, что мой отец этого не лицезреет …

Я уверен, что тот факт, что я владею этим автомобилем, доставит ему еще более радости, чем мне.

Для многих покупка Бмв — это метод привлечь внимание. Чтоб поднять престиж собственных друзей либо погрузиться в водоворот престижного поведения. Ведь в последние годы каждый молодой гость в пиджаке обязан иметь право на Бмв, A4 либо Passata?

В последние годы появилась 2-ая группа, представившая пользующиеся популярностью модели Бмв как примеры совершенства, плебеи и, в конце концов, деревень. Неограниченное количество вялых от жизни баварских крейсеров отыскали дорогу в нашу страну, где текли молоко и мед, где они поселились в польских деревнях и лесах. Они стали объектом насмешек и страшных увечий. Они были лишены собственного совершенства и класса.

Невзирая на это, они оставались хорошими автомобилями в очах реальных энтузиастов. Авто, которому очень нередко не везло для хозяев.

Для меня эти стереотипные ценности не важны. Я не избрал эту машину, так как, может быть, она понравится клубам под клубом. На решение не повлияла охота на дрейфующих предметов либо желание уважать друзей. Так как это для меня.

Я просто избрал легенду.

Автомобиль, который годами создавался энтузиастами, чтоб даровать удовлетворенность другим энтузиастам.

Автомобиль, чьи праотцы покрывали северную петлю Нюрбургринга, прорезая прохладный утренний воздух через тело в форме клина. Режущий туман и капли утренней росы разбиваются о острый клюв, украшенный почками, блестящими в первых лучах утреннего солнца. Обязательный атрибут долголетней истории бренда.

Легенды в протяжении многих лет возглавляли такие фавориты, как фаворит мира 1983 года Нельсон Пике либо Крис Амон, который в 1973 году выиграл шестичасовую гонку на Нюрбургринге.

А сейчас я сижу в тесноватом спортивном кресле и смотрю на, казалось бы, спящий указатель тахометра, и у меня за спиной вся эта история, полная взлетов и падений.

Каждый приоткрытый дроссель состоит из долголетнего опыта и пройденных миллионов км. Капли шампанского падают на капот после победы в гонке и железные когти забора, в каком застрял гоночный E21 …

Сотки листьев плавают в воздухе после прохождения старенького CSL и развеваются на ветру в течение 24 часов LeMans.

Для меня эта машина мечта. Прекрасный механизм, который проглатывает последующие километры при помощи челюстей низковато установленного бампера с точностью швейцарских часов. Метод поновой открыть каждый, казалось бы, кислый ход. И, в конце концов, страсть, которая отрывает мою жизнь от последующих часов, проведенных с ключом, и гремит в моей руке, делая это так тонко, что я чуть замечаю это.

Мечты реализуются.

Просто протяните руку и нажмите чертову дверную ручку, до того как вполне утратить свою силу.