Мое место, где моя машина …

10

Большая часть людей не могут осознать, почему многие из нас растрачивают свое свободное время на переработку и восстановление наших автомобилей. Если вы поглядите на это без роли чувств — как осознает каждый статистический обладатель военно-морского флота Тоета Ярис, настройку и неизменное «затягивание» автомобиля можно сопоставить с обрезкой ног со стола, чтоб она смотрелась более расово, либо давайте потратим много часов на полировку чайника. используя ткань из микрофибры и карнаубский воск.

Это малость похоже на покраску холодильника в колере красноватого валентино, так как если у него есть сосед, белоснежный, а два — красноватый, то, возможно, будет смотреться круче.
И, в конце концов, у Бёрта Рейнольдса был один в тех крутых фильмах с нагими дамами, пылающие люди падали с крыш, и слово «ебать» повторялось почаще, чем драматические большие планы на лице.

Признайтесь сами — с технической стороны автомобиль похож на хоть какой другой инструмент. Он был сотворен для того, чтоб облегчить нам жизнь более необычным методом, чем пульт от телека, посудомоечная машина либо вышеупомянутый холодильник. Там есть, на что поглядеть и чем заняться, и целеустремленный гость по имени Себастьян должен показать его в рекламе с музыкой, отобранной так, что даже ваша глухая собака желала бы ее иметь. Автомобиль был сотворен для того, чтоб сделать нашу жизнь проще и приятнее, но, на мой взор, определенная его особенность ставит его не столько в соответствие с горшками с цептером и картофелечисткой, сколько на уровне электронной гитары, галлактического корабля и параплана.

Автомобиль — это элемент жизни, который расширяет наши горизонты на сотки либо даже тыщи км. Это знак свободы, независимости и мятежа против ежедневной жизни, который желает вынудить нас вельветить «граждан», которые едят хлеб с мясом и прогуливаются (как того просит обычай) в церковь каждое воскресенье.

Автомобиль — это не просто объект. Это принципиальный элемент культуры — просто помните трек «Get Your Kicks on Route Sixty Six» Бобби Труппы (Depeche Mode, «Stonesi» и Dżem также записали свои версии). Это элемент жизни, который побуждает живописцев и миллионы людей в мире заместо того, чтоб глядеть на их ноги, просто подымать головы, прыгать за руль и идти туда, куда эта темная нить ведет нас куда-то далековато за горизонт.

Будьте наедине со своими идеями либо найдите себя там, где вы желаете быть тогда, когда мы ощущаем себя. Тут нет препятствий. То, куда мы попадем, зависит в главном только от нашей хитрости, готовности и … творчества.

Автомобиль вправду наилучший компаньон под солнцем, который, даже если б он мог гласить, не сделал бы этого в любом случае. Истинные друзья понимают друг дружку без слов, правильно?

В последние годы все это мало упало, так как мир удостоверился в том, что авто являются очень небезопасными созданиями сатаны, которые нужно «отрегулировать», до того как они убьют весь мир и сбьют нас с ног углекислым газом и краями обода, выступающими за границы колесных арок. Я не знаю почему, но у меня сложилось воспоминание, что брюссельские комиссары следили за Трансформерами под воздействием огромного количества ЛСД, валиума и органического соевого молока, что очевидно отражается на политике ЕС сейчас.

Авто изготовлены малость по другому, чем они были пару лет вспять. Это малость похоже на рынок инструментов, где мы можем выбирать, к примеру, меж неразрушимыми бета-ключами либо массовыми перфорациями Topex на китайской фабрике, которые делаются на той же ленте, что и подставки для горшков, и саморазрушающиеся клепальные инструменты. Вы также сможете покопаться в глубине аукционных площадок — кое-где меж пенисными насосами и роторными культиваторами — набор кованых ключей 60-х либо 70-х, с более затянутыми винтами, чем во всей глобальной сети Хэндэ ASO взятых вместе.

Ключи, которые пахнут парами карбюратора и дерева из старенького дубового ящика.
Вы также сможете просто вызвать немного нервного парня с ягодицами, выходящими из его штанов, который сделает все вам по правильной стоимости — это всего только эквивалент публичного транспорта.

Но что самое крутое во всем этом? Я думаю, что машина вправду похожа на вашего собственного малыша. Если мы желаем либо нет, мы делаем все, чтоб оно развивалось и двигалось в направлении, которое мы признаем правильным. Мы решаем, как будет его звать, какие цвета он будет носить и что от него ожидать. Его существование почти во всем находится в зависимости от того, кто мы по сути, так как все решения, которые мы принимаем, будут результатом нашей предшествующей жизни. Исключительно в нашей голове закодировано, какой цвет мы считаем подходящим, подходят ли такие, а не другие лампы, и какой диск (либо кассета) окажется на знатном месте — в кармашке головного устройства.

А позже, когда ему исполняется 18 лет, он просто падает на бессвинцовый труп, так что даже промывка свеч тут не очень поможет … И опять на наших плечах будет выручать его зловонный мудак. Мы в конце концов ощущаем ответственность за него.

Наши истории, настроения и мемуары составляют машину. Наши убеждения, вкус и наши собственные — даже кровожадное чувство эстетики.
В конце концов, наши требования и желания, которые мы реализуем, устанавливая карбюратор большего размера либо нижние пружины.

Я люблю свою машину, так как я осознаю, что то, как она смотрится сейчас, является только моей своей изобретательностью и никому ничего, почему я избрал конкретно этот цвет обода.

Так как да!

И ни ЕС, ни сосед с белоснежным холодильником на кухне не имеют к этому никакого дела. Это моя машина и мое беспокойство.

И мое счастье.

Правда?