Тестостерон и бензин гарантируют наилучшее наслаждение

10

Вам это может показаться малость простым, но правда в том, что каждый человек, участвующий в конкурсе, задумывается только о том, чтоб выиграть его. Желаете веруйте, желаете нет, но для нас всегда принципиальна только победа — в этом платке тестостерона, который аккомпанирует нас всякий раз, когда в сценарии возникает оборотный отсчет, нет места для «и это было здорово, я практически сделал это».

В мужской системе ценностей «я практически сделал это» значит то же самое, что и «я отдал пятую точку по всей линии».

Более того — если кто-то, кого вы только-только подняли с носа, сперва поздравляет вас с триумфом с ухмылкой на губках, то знайте, что он не улыбается, так как выиграл серебряную медаль.

Он улыбается, так как за эти несколько мгновений, потраченных на рукопожатие и похлопывание по плечу, было найдено восемнадцать методов только беспощадной депривации ваших конечностей.

И он сделал вывод, что этот восемнадцатый, непременно, лучше, чем способ номер семнадцать, который все еще был неплох, так как подразумевал внедрение мясорубки, пневматического гвоздодера и электронного тостера.

Это видение твоего горения, растерянного в радиусе нескольких 10-ов метров кишок, принуждает тебя улыбаться — не факт, что он занял 2-ое место «очень отлично после всех».

Но, что я собираюсь сделать — вы, возможно, ждете, что я сейчас буду гордиться счастливой победой в карточных соревнованиях, но сейчас я не об этом. Мы все отлично знаем, что эта чашечка по сути просто кусочек железного листа, который я получил за то, что выиграл совсем малозначительное соревнование в вождении малеханьких и рычащих автомобилей опять и опять с большой фортуной.

Это не Нобелевская премия за изобретение лекарства от рака. Это не олимпийская медаль либо Гран-при F1 в Монако.

Это просто такая малозначительная чашечка для гостя, который должен возвратиться домой с убеждением, что что-то в его денек прошло лучше, чем другие. Я это знаю. Вы это понимаете. Об этом знали и другие участники соревнований — это был таковой гротескный снаряд, от которого любой из нас улыбался для себя под нос.

И все же, любой из нас желал получить это как ад.

Не так как это было драгоценно, прекрасно либо что-то в этом роде — о нет.

Весь секрет магнетизма этой чашечки заключался в том, что другие тоже желали ее достать — потому, смотря на этот блестящий кусочек металла, я чувствую какую-то внутреннюю гордость.

Так как, невзирая на то, что весь мир, непременно, находится глубоко в черной дыре, он все еще стоит на полке в моей гостиной, и я купил его не только лишь на Allegro, но получил только. Но, подумав об этом, я сделал вывод, что мне нечем хвастаться этим достижением. Задумайтесь сами — Иса, естественно, был счастлив и поздравил меня с победой (наверное я был очень рад, что буду играть на последующей полке с моим авто дерьмом).

Но, невзирая на то, что она сделала это честно, тот факт, что у нее есть сиськи и 32-битная цветовая система, значит, что, по моему воззрению, она никогда не сумеет осознать, почему эта чашечка так принципиальна для меня.

Дамы отлично понимают нашу удовлетворенность от победы, но они никогда не сумеют осознать, что стоит за этим переполненным соревнованием по тестостерону, усам, бекону и пиву, которое является результатом.

Чтоб осознать это, у вас должен быть член и суровые расстройства в ваших механизмах оценки риска.

Когда люди с трассы посадили нас в картинг и растолковали, что мы скоро собираемся участвовать в гонке, концентрация тестостерона в воздухе достигнула такового уровня, что кому-то было довольно орать, что лишная поворачиваемость — это кавардак, и каждый кидается кулаками.

Даже Альбин, который славится собственной культурой, поло и очень пацифистским свитером, был так взбешен, что хоть какой ценой пропархал через повороты на краю захвата, пытаясь заполучить гостя в голубых брюках впереди себя.

Когда мы поглядели на наилучшее время круга после квалификации, оказалось, что пятерка наилучших была чуток более чем на полсекунды — все мы так очень желали выиграть.

Так что, если вы считаете, что группа мужчин может соревноваться без давления в духе взаимопонимания и дружбы — вы ошибаетесь. И мы не можем с этим поделать.

У нас это есть в наших генах.