У велосипедов есть педали

9

Я не культурный человек.

Я считаю телевизионный театр страшным дерьмом и ассоциирую Пикассо с моделью Ситроена, а не с предшественником кубизма. Мне случается колупаться в носу, когда я веду машину, я понятия не имею, что в текущее время висит на стенках городской художественной галереи, и один из моих возлюбленных кинофильмов — «Нико — выше закона», который так же ценен, как и министр спорта.

О, и это — я не знаю, в каких бокалах я должен давать гостям вино на ужин, чтоб они не хихикали всякий раз, когда я беру бутылку.

Все же, даже таковой обычный человек, как я, следует определенным правилам. Да — если б я был на каком-нибудь стильном торжестве, меня, возможно, выбросили бы через 10 минут после того, как я начал набивать лобстеров в скрытый кармашек моего выпускного пиджака.

Невзирая ни на что, я культивирую некие базисные формы поведения, которые, по моему воззрению, молвят о человеке больше, чем материал, из которого изготовлены ковры в его машине. Когда я приветствую кого-либо, я всегда поднимаю пятую точку с кресла — вроде бы плохо я ни был. Когда я помогаю кому-то, я всегда смотрю этому человеку в глаза и не смотрю на мои грязные башмаки, как робкая женщина.

Другое дело — я предпочитаю крепкое и крепкое рукопожатие, а не женственное прикосновение, которое люди, носящие штаны на уровне колена, привносят в нашу культуру.
Не для этого Бог отдал мужикам сильные руки, чтоб они стали такими же застенчивыми дамами.

Удивительно, что шаблоны мужского поведения, которые аккомпанировали нас в протяжении 1000-летий, исчезают резвее, чем средства со счета.

Но я скажу вам, что раздражает меня больше всего … Как я уже упоминал, я нередко бегаю. Я прыгаю здесь и там, как косуля, кто-то, кто добавил горсть психотропов на пастбище. У меня даже есть мой возлюбленный участок дороги, который ведет от истока Страконки сходу за последними зданиями с ледяной водой к мощеной парковке на верхушке перевала Пшегибек — в нескольких километрах и на несколько сотен метров выше.

Я пробежал по этому маршруту около 10 лет, и он все еще доставляет мне столько же радости, как и сначала.
(если вы когда-нибудь встретите там темного парня в темных шортах, который гневно отбивается палкой, пытаясь опередить группу велосипедистов — это я).

Но вернемся к теме — в этой любви к дорожному лазанию посреди лесов и гор я не одинок. Этот красочный и достаточно непростой маршрут лицезрели и другие любители утренней зачистки подошв, также люди, носящие велики в мешающем обтягивающем костюмчике.

А сейчас попробуй осознать мою точку зрения.

Пару раз в неделю я надеваю спортивные брюки, кроссовки и хлопковую футболку. Непринципиально, какая температура, моросит ли она и что происходит по телеку. В высшей части прохода они не выдают двухдроссельные карбюраторы либо шоколадные турбокомпрессоры с мятной внутренностями. Конкурс для отделения пластической хирургии Мисс не проводится. Дело даже не в том, что есть бар, где продают пиво и достаточно прекрасные запеканки прямо из морозилки.

Наверху нет ничего, что могло бы побудить меня попасть туда лишь на собственных ногах, и все таки я перезагружал секундомер пару раз в неделю и двигался ввысь.

И я совершенно не один.

Задумайтесь сами — в Бельско-Бяла проживает около 200 000 человек. Это практически двести тыщ человек, в среднем две ноги и одна 5-ая часть душевой кабины.

Двести тыщ

Меж тем, на дороге, ведущей к верхушке перевала, я часто встречаю только 20, может быть, 30 человек. Это меньше, чем у северокорейской оппозиции … Я знаю, сколько усилий и решимости требуется, чтоб собраться вкупе и пожертвовать мягенькой кушеткой ради холода, спортивной обуви и ноющих мускул, будто бы кто-то кладет на их кисть после вас.

Я вправду уважаю этих людей.
И вот поэтому я всегда приветствую их, когда встречаю их на собственном пути.

Каждый раз, когда другой бегун либо кто-то на велике приближается ко мне с обратной стороны, я поднимаю руку в приветственном жесте и просто говорю привет. Я не знаю этих людей. Я понятия не имею, как их зовут и как их детки. Но даже когда я нападаю на рекорд и в конце гонки я боюсь открыть рот, чтоб желудок и легкие не вылетели на улицу, я получаю по последней мере обходительный кивок — просто из вежливости.

И из почтения.

Но во время последней тренировки я решил пойти далее и понаблюдать за реакцией людей на мое приветствие. Я не знаю о вас, но у меня есть такое, когда кто-то гласит мне «привет» либо «доброе утро» — даже если я не знаю этого человека, я чувствую себя обязанным ответить ей. Я подозреваю, что вы всегда отвечаете, правильно?

А велосипедисты нет.

Из приблизительно 10 человек с великами только один ответил на мое приветствие. Необходимо отметить, что это был единственный юноша на байке, у которого не было 3-х размеров для малеханьких шорт, оранжевых солнцезащитных очков и продвинутой булимии. Хотя, что касается булимии, я не уверен … Может быть, у него это было, но он просто запамятовал рвать после пищи.

В любом случае у него были кроссовки и брюки, которые больше походили на одежку для рыбалки, чем на велик. И, видимо, у него была пятая точка на лице, так как он просто желал прокатиться на велике.

Как смотрелось исследование группы бегунов? Тут, на мои 5 поздравлений, я получил 5 добротных ответов.

Итак, время для выводов — как обычно, для полной иллюстрации трудности я использовал точный график:

У велосипедов есть педали

Сейчас куцее обсуждение — если вы когда-то стояли на красноватом свете рядом с гостем лет пятидесяти, сидячим на собственном черном Ауди A6, вы наверное понимаете, как смотрится возвышенный вид польского дворянства, чтоб давать подсказку обычным людям (другими словами вам и мне), что мы порочим его пейзаж тщеславием. Это то, что байкеры проходили мимо меня, когда я пробовал сказать им привет с ухмылкой. Вот почему я сделал вывод, что меня, разумеется, игнорировали, так как, в отличие от их велосипедов и шорт размера XS, мои кроссовки не стоили миллиона злотых, чуток меньше двухсотен.

Ну, у меня не было тех сказочных оранжевых очков с обтекаемыми формами.

Это исключает меня из группы любителей спорта, организующей переговоры о стоимости этого сверхлегкого фронтального тумблера из сплава Сатурн, извлеченного на лунах под пивной кабиной и запеканками.

В общем, я совершенно не удивлен. Если б это были мои обтягивающие шорты в течение нескольких часов, раздавившие яичка, и крохотное сверхлегкое седло попробовало бы поделить мои ягодицы хоть какой ценой, я, возможно, не был бы в неплохом настроении.

И это булимия.

Боже, у их вправду катастрофически томная жизнь. Что-то вроде страховых консультантов после конфигурации правил OFE. Вот почему я думаю, что отдохну и не заставлю их делать это кивающее усилие.

Я просто отдаю эту культурную чушь и занимаюсь своими делами.

В конце легче, правильно?