Woof Woof

11

Гипотетичная ситуация.

Вы посещаете меня. Так что спонтанно — особенного приглашения нет, но как обычно приветствуется. По сути, я бы произнес, что я даже возлагал надежды, что вы поглядите на меня. В конце концов, мне нравятся гости, посещающие меня — я общаюсь и что!

Итак, вы входите, оглядываетесь, и я с удивлением обнаруживаю вас, держащего мою чувственно неуравновешенную собаку на руках.

Без последующих церемоний, я сходу перейду к презентации — я показываю ее вам впереди, практически приставляя свои огромные яичка к вашему лицу. Потом я переворачиваю его и говорю, что сзади тоже круто. Тогда профиль слева, профиль справа и пожалуйста — у него есть накладка на ухо!

И это только начало — сейчас настало время для шоу «Смотри! Снуп просто делает свою здоровую какашку!

Но это все еще ничего — для тебя чуть удалось вырвать лобковые волосы моей собаки из собственных бровей, и я уже тяну тебя за рукав в гостиную, чтоб показать мой новый HD TV и консоль Playstation. Обычно, в течение последующих получаса я показываю вам другие вещи, не запамятывая пристально следить за ними с каждой стороны, а потом — также, не сожалея о деталях, показываю левую ногу, чтоб показать, как угловая шлифовальная машина сделала для меня дыру глубиной всего в полуметра.

Задумайтесь об этом — вы придете ко мне опять с кое-чем схожим в последующий раз с ухмылкой, либо после текста «чгггг, если я не оставлю бульон на газе», вы убежите, как удостоверьтесь, что временами я не преследую вас?

Естественно, ты вернешься.

Вы возвращаетесь каждый денек.
В конце концов, так работает Facebook.

И в особенности когда он попадает в чужие руки. К примеру, на прошлой неделе у меня была возможность следить, как ребенок подбрасывает друга, с которым я прогуливался в школу. Я также лицезрел новый Golf V, в каком было больше собственных фото, чем Lady Gaga, также фото черно-белого забора, на котором кто-то наносил идиотски тривиальный текст, написанный настолько же идиотическим ярким шрифтом. Мне кажется, что это должна была быть какая-то форма разумного общения.

Но если идти далее — коротко анализируя содержание моих «друзей», я могу сказать, что половина из их вообщем ничего не делает, не считая как посиживает в ванной либо пьет Джек Дэниелс, а другая устарела, снимая только черно-белые изображения заборов.

Направьте внимание, как наше общество развивалось в последние годы. Всего пару лет вспять, если, покачиваясь на ветке в саду, я мог сломать ногу, чтоб бедренная кость вышла через отверстие под коленом, потянув за собой кишечный тракт, тогда, чтоб иметь возможность повытрепываться этим фактом, до того как товарищи, мне пришлось как-то смириться с этим в половине р-н.

А позже, даже ебать забор и густые кустики, чтоб показать на заднем дворе школьной площадки, классный сломанный перерыв, товарищи, которые в то время сожгли там 40 с фильтром и следили, как украденные предки украли из сверчка.

«Э-э-э-э, средние …»

А пока просто дотянись до кармашка телефона, чтоб в течение минутки сфотографировать кишки, сделать лучше цветовой баланс кишечного тракта, а потом опубликовать его на пятнадцати порталах, где черно-белые люди сумеют комментировать их со словами «отличный выстрел»!

До того, как гости в резиновых перчатках уложат вас в ветхого петушка с петухом на крыше, вам уже будет 50, мне это нравится, и изображение вашей ноги будет понятно даже в Республике Кыргызстан.

Скорость передачи инфы вправду настораживает. Каждый денек нас наводняют миллионы ненадобных фактов, которые мы впитываем как губка. Фото, суммы, имена, количество жертв и килограммы, сброшенные знаменитостью. Сколько голосов «за», сколько «против» и что снова этот кретин носил на официальном торжестве.

Кого это тревожит?

Да, я с наслаждением посмотрю на не так давно родившегося малыша моего друга. В конце концов, не так издавна мы вкупе пили пиво и планировали сделать рок-группу — потому естественно, что мне любопытно, что там происходит, либо, если случаем, малыш не похож на нашего почтальона. Но какого черта я вижу 500 миллионов триллионов фото, таких как малая сосущая грудь, как он покакает, как он лежит в колыбели, в корзине, на диванчике, в детской коляске — и любая из этих картин имеет восемьдесят тыщ вариантов зависимо от того, что он носит одежку.

На каждом снимке этот чертов ребенок таковой же лысый и таковой же сумрачный. Почему тут миллион фото, показывающих разные цвета розового и шляп с кроличьими ушами — если б я возжелал поглядеть его, я бы пошел в аллегро.

Некие фото выживут с моей синицей, но те, у каких есть колыбель, увлекательны как упаковка для паркета.

Мы на сто процентов не фильтруем информацию.

Если б я желал проанализировать все, что мне произнесли мои друзья, я бы вообщем не выходил из дома. Такое сообщение, невзирая на то, что оно заполнено ужасающим количеством инфы, по моему воззрению, является «плоским».

Это не то же самое, что показать дыру друга в ноге во время пивной встречи — в под-пабе, где звучат песни Gun’s n Rose. Перед монитором нет выражения. Там нет связи, которая аккомпанирует контакты довольно близко, чтоб их неадекватная затяжка могла в итоге стукнуть барный стул в лицо. Либо высочайшая пятерка и похлопывание по спине.

Либо последующая очередь «за дыру в ноге и дерьмо».

Не достаточно кто может избрать то, что ценно в этих тропических зарослях сообщений и событий. Одна картина. Может быть, два, так как другой — на котором Maciuś оборачивает кота бутылкой, по сути достаточно неплох. Но менее, боже. Это как фото из отпуска — кому любопытно 500 фото, показывающих, как ты лежишь на пляже, как мертвый тюлень. Вы не сможете глядеть это в одиночку, чтоб у вас не появлялось мыслей о самоубийстве.

И вы все еще пытаетесь вынудить собственных друзей сделать это.

Итак, поглядите на художественно завершенную картину моей собаки.

Woof Woof

Это вправду очень прекрасно.