Я асоциальный

10

Я сделал вывод, что недостаточно того, что я технологически отсталое существо, но у меня также есть особенности антисоциального отшельника, такового как Jaś Bean. Что ж, посмотрите — в отличие от большинства моих друзей, я не знаю, какие пабы и заведения работают в моем городке. Я понятия не имею, где вы сможете пойти сойти с мозга и мало пошеркать опьяненных, грудастых шестнадцатилетних на танцполе. Я также не знаю, где можно просто посидеть в тиши и покое, с песнями Кэти Мелуа, забраться в мертвое тело с дешевеньким вином, которое подают в плохо подобранных бокалах (ценой более 40 лет в Совиньоне Каберне, который, как разъясняет обладатель, Магда Гесслер в собственном пабе) Сам Михал Милович вырвал за стойку).

Из миллиона помещений, действующих в моем городке, я могу именовать менее 3-х.

О которых 1-ые два я знаю только из брошюры с номером телефона для заказа пищи на доставку, а 3-ий — ресторан McDonalds.

Когда я слышу, что кто-то идет в «Лабиринт» либо «Вне света», я понятия не имею, о чем речь идет. Тот же гандикап возникает, когда мы подходим к теме компов либо телефонов. Когда мне было около пятнадцати лет, я отлично знал, почему мой Intel Pentium 4 лучше, чем AMD Turion, который был у моего соседа. Я знал, как стремительно в новейшей оперативки должен быть новый компьютер и сколько гб диска мне необходимо, чтоб вместить все ATB и коллекцию низкобюджетных германских кинофильмов с оголенными бабами.

У меня был микропроцессор с тактовой частотой 2,2 гигагерца, потому по вечерам я мог облажаться с драконами в Heroes IV и убирать лестницы из пула в старенькых хороших симах.

Но сейчас, когда нам необходимо приобрести новый ноутбук для кабинета, я чувствую, что пробую отыскать супругу на kabul-virtual-dating.com. Все ноутбуки смотрятся совсем идиентично, а разработка, сокрытая под пластмассовой сетью, которая их отличает, описана в брошюрах на языке, который я не понимаю меньше всего. С таким же фуррором они могут воткнуть туда рецепт пирога с абрикосовым ивритом — для меня это ничего не изменит.

В Сатурне заместо ноутбука они могли бы реализовать мне массажер для ног с ЖК-дисплеем, и я бы даже не сообразил, что с ним что-то не так.

С остальным — просто поглядите на мой телефон. Я пользуюсь Nokia 1209 уже более полугода, у которого, кроме полифонических мелодий, есть фонарик, калькулятор и редактор SMS, который показывает целые две строчки текста на большенном 16-цветном экране.

Каждый раз, когда один из моих друзей пробует выслать мне MMS-сообщение с фото 16-летней грудастой девицы, которая теряет промежность в «Лабиринте», мой телефон начинает приметно гудеть, а потом автоматом переключается в режим «и отвали меня», который перекрывает все кнопки и разряжает аккумулятор до нуля наименее чем за четыре секунды.

Не считая того, его память так велика, что входящие SMS-сообщения могут содержать около 20 сообщений, до того как они сжимаются, и что-то вроде дополнительной карты памяти можно установить тут, только если у вас есть угловая шлифовальная машина и молоток.

И понимаете, что ужаснее всего во всем этом? Нет, дело не в том, что новые телефоны страшно дороги, и не в том, что большая часть имеющихся телефонов ездили на автомобиле либо утопали в масле в среднем через две недели после покупки.

Ужаснее всего то, что все недочеты этого простого блока меня совершенно не тревожат.

Я даже в экстазе от этого встроенного фонарика, будто бы это был некий световой клинок.

Я арестант аналога юношества.

В течение периода жизни, когда мой разум формировался под воздействием вида мира и разделения на вещи крутые и не заслуживающие внимания, фактически все, что я перетасовал в эту первую категорию, имели шестерни либо некий движок. Там не было места для сложных устройств, так как в то время я просто не знал, как ими управлять, а мои предки просто не могли для себя их позволить.

Заместо мини-башни для компакт-дисков у меня было радио с яркими светодиодами, встроенными в динамики, и набор кассет Gun’s n Roses, унаследованных от моего старшего брата. Место автомобиля с центральным замком и электронными окнами тогда занимал в нашем доме шестицилиндровый Бмв 323i с 1979 года.

Я помню такие машины!

Практически всегда самые крутые вещи в жизни связаны с детством — мы возвращаемся к мемуарам, связанным с праздничками и всеми деньками, проведенными на беспечных кулаках и палках с соседскими детками. Мы помним магазин деликатесов и запах выпечки, плавающий в доме в субботу днем. Велосипедные прогулки и 1-ая несуразная любовь.

Действия тех лет очень очень воздействовали на то, что я за человек сейчас.

Мне никогда не нравились гулкие вечеринки и шум. Мне не нравились собрания и общественные выступления — когда в детском саду я читал стихотворение о улитке, я ощущал, что у меня на лбу надпись «неудачник». Что с остальными было не очень далековато от правды, так как, когда я смотрю на фото тех лет и одежку, в которую мои предки одевали меня в то время, я прихожу к выводу, что я смотрелся как композиция Макхаммера и Шер.

До сего времени я не знаю, как так вышло, что в четвертом классе исходной школы я получила записку на Денек святого Валентина от девицы, которая была очевидно женской.

У нее даже были сиськи!

Но, ворачиваясь к вещам, которые мне не нравятся — я терпеть не могу все виды семейных встреч, которые приходят ко мне совсем незнакомыми людьми, говорящими: «Но ты вырос!» Если б у меня было генетическое болезнь в детстве, я мог бы пошевелить мозгами, что это утверждение оправдано — но в сегодняшней ситуации я отношусь к нему только как к кандидатуре тексту: «Я понятия не имею, кто вы, так как когда мы последний раз спали с вашими родителями в канун Нового года — кое-где через годы В восьмидесятые вы выглядели как кричащий овощ, закрученый в подгузники. »

У этой валентинки вправду были сиськи!

Я также понятия не имею, кто является половиной этих людей, потому я не вижу обстоятельств, почему я должен отвечать на их глупые вопросы о моей личной жизни.

Меня не интересует тот факт, что какой-то из них является зятем сестры моего дяди, и я не собираюсь покидать захороненную впускную систему «потому что приехала кузина тети Галины из Мронгово». Культурные люди объявляют о собственном посещении, так как они знают, что кто-то может быть занят, разбирая систему впуска в их Бмв в то время.

Более того, в группе людей, которую я лично считаю собственной семьей, всего около 10-ка человек, которые встречаются с остальными почаще, чем в случае некий погибели.

Они не получают необъявленное посещение, когда им нужен кредит на новейшую машину.

У меня все есть еще омерзение к разным видам событий, дискотекам и общественным выступлениям. Как любовь старенькых пчел, мульты Чип и Дейл, Пол Ван Ван Дайк «Для ангела» и ревень тортик.

Естественно, я понимаю, что этот тип текста должен заканчиваться мудрейшим и изменчивым ударом. Но, так как я с юношества заполучил не только лишь любовь к карбюраторам, да и полное неведение принятых принципов, я просто скажу, что время от времени нехорошие вещи оказывают на нас только не плохое воздействие.

Вы не сможете отрезать себя от собственного прошедшего, даже если в нем было много ошибок. Начиная с нуля, да — у вас впереди пустая дорога, но вы сможете опять свалиться в те же дыры.